vk tm yt tm f tm 

logo

Понедельник, 04 февраля 2013 13:01

ЭДГАРС ГАУРАЧС: В РУССКОМ ШОУ-БИЗНЕСЕ НРАВИТСЯ ТОЛЬКО ИВАН УРГАНТ

GaurachsstudioСамый стильный футболист России, форвард «Торпедо Москва» Эдгарс Гаурачс рассказал Sports.Ru, как работал диджеем в Латвии, попадал под обстрел камнями в Румынии и забивал в Сибири.


Россия – пятая страна в портфолио Эдгарса. Проведя юность на побережье Адриатики, в Асколи-Пичено, Гаурачс ненадолго вернулся в Латвию, чтобы набраться духа перед новыми приключениями. 2010 год Гаурачс начал в Бухаресте, закончил в Приднестровье, где однажды забил завораживающей красоты гол, а в сборной Латвии дебютировал уже в статусе игрока красноярского «Енисея». Летом Эдгарс сменил Сибирь на восток Москвы, где в считанные месяцы заслужил уважение суровой автозаводской публики, приглашение на вечеринку GQ и попадание в рейтинг «20 молодых и перспективных» русского Vogue. Последним январским утром Гаурачс прилетел в Москву, до семи вечера тренировался на искусственном поле стадиона Стрельцова, а в девять присел напротив меня в пиццерии на «Пролетарке» – естественно, в пиджаке и бабочке.


- Насколько я знаю, в вашем родном Резекне около половины населения – русские.

– Даже больше. Географически мы находимся близко к России, но я родился в латышской семье и до восьми лет по-русски не говорил вообще. Выучил его позже, когда по семейным обстоятельствам перешел в русскую школу. В латышско-польской школе освоил еще и польский.


- Это сколько всего языков получается?

– Английский, русский, латышский, польский, румынский и итальянский. Это интересно. Я люблю языки и считаю, что если переезжаю в новую страну, то обязан уметь общаться с партнерами, тренером, болельщиками, прессой. И вообще люблю познавать суть народов, в которых оказываюсь, – многому можно научиться.


- Чему научились в Италии?

– Поймите, я вырос даже не в школе «Сконто». Условия в моем родном городе были ужасные – тренировались на песке, постоянно возникали проблемы с автобусами и мячами. А в «Асколи» сразу попал в первую команду, где были Пальюка, Ди Бьяджо, Дельвеккьо. Учился всему: тактике, технике, профессионализму за пределами поля.


- Первую татуировку сделали в Италии?

– Меня вдохновили итальянские футболисты, у которых было очень много тату. Долго думал, наконец решился и теперь не могу остановиться. Увлечение переросло в страсть. Уже нашел в Москве хорошего мастера, с которым придумали и нарисовали татуировку на левую руку.


- Итальянский учили самостоятельно?

– Я приехал в «Асколи» в 17 лет – о преподавателе не было и речи. Мне попался очень жесткий тренер Массимильяно Фаво, который постоянно делал мне замечания, если я чего-то не понимал. Я ему очень благодарен, потому что спустя четыре-пять месяцев я уже свободно говорил на итальянском. До сих пор его помню.


- Как «Асколи» обратил на вас внимание?

– Я забил несколько мячей на турнире Гранаткина: в частности, сборной России. Мы проиграли 1:3: все голы нам забил Артем Дзюба, а единственный ответный – я. После этой игры ко мне подошел агент и пригласил на просмотр в Италию. Сначала даже не поверил: я ведь из маленького городка, из маленького клубика – а тут Италия. Но потом прислали билеты – и понеслась. Познакомился с Марко Трабукки, побывал на просмотре в «Лацио», «Сампдории» и «Асколи», который и предложил мне контракт. С Трабукки работаю до сих пор. Сдружились, он стал крестным отцом моего ребенка.


- Как пришла идея дать сыну итальянское имя – Энрико?

– Он родился в Италии, там его и крестили. Энрико не расстается с мячом с тех пор, как начал ходить. Жена ездит на все мои матчи и всегда берет сына с собой. Видимо, его зацепила эта атмосфера. Прихожу с тренировок уставший, говорю: «Может в машинки поиграем». – «Нет, пап, давай в футбол».


- И как его успехи?

– Когда Энрико исполнилось два с половиной, с ним стал заниматься персональный тренер. А сейчас ему четыре и он играет в Лиепаи за команду шестилетних. Вчера посетил его тренировку в «Металлурге» – Энрико выделяется даже среди старших ребят. Весной семья переедет в Москву и думаю, что сын будет заниматься в «Торпедо Москва».


- Правда, что в Латвии вы подрабатывали диджеем?

– В команде «Дижванаги» я получал всего 40 долларов и параллельно занимался музыкой, но воспринимал это скорее как развлечение: заработки в клубах были не такие серьезные. После переезда в Италию диджейством уже не занимался. Я даже школу в Латвии не успел закончить: у меня образование – 9 классов, сейчас дистанционно заканчиваю 12-й.


- В Москве не приглашали выступать в клубах, как Нигматуллина и Сычева?

– Ха-ха, я, конечно, слежу за Нигматуллиным, но сейчас сконцентрирован на футболе и семье. Когда играл в Красноярске за «Енисей», звали выступать в клубы, но у меня просто нет на это свободного времени. В Москве удается только по выходным выбираться на концерты: особенно впечатлил Иван Дорн.


- Где вам уютнее – в Италии или в Москве?

– В Италии жилось комфортно. Асколи-Пичено – небольшой красивый городок у моря, но все равно это чужой для меня народ. А у России с Латвией много общих праздников, мы близки по духу и в Москве моей семье хорошо.


- Что за инцидент с болельщиками случился у вас в бухарестском «Рапиде»?

– Мы сыграли вничью с кем-то из аутсайдеров. Дома – 1:1. Болельщики не выпускали нас со стадиона около двух-трех часов. Полиция разогнала их с большим трудом. Мы уселись в автобус, я устроился у окна, включил музыку, спокойно ждал приезда на базу, чтобы взять машину и ехать домой. И тут вдруг Адриан Йенчи, который играл в «Спартаке», говорил по-русски и помогал мне в первое время, закричал: «Эдгар, скорее сюда!». Я увидел, что все игроки ложатся в проходе между сиденьями. Минут двадцать нас забрасывали камнями. Когда приехали на базу, нас ждало еще человек 200. Почти сутки просидели там, прежде чем смогли разъехаться по домам.


- Недавно торпедовские болельщики тоже навещали базу клуба. Обошлось без камней?

– Их приезд стал неожиданностью для нас, но встреча прошла без оскорблений и угроз. Обычный разговор, обмен мнениями. Все видели, как фанаты «Динамо» общались на базе со своими игроками – у нас такого не было: болельщики всегда за нас. Когда я перехожу в новый клуб, стараюсь понять его суть, вжиться в атмосферу. Тем более «Торпедо Москва» – клуб с великой историей и многими тысячами болельщиков. Я их очень уважаю и так вышло, что у нас сложились отличные отношения.


- Какой показалась Молдавия после Италии и Бухареста?

– В Тирасполе сложилось ощущение, что вернулся в прошлое, но я ведь ехал в «Шериф» строить карьеру – играть в групповом раунде Лиги Европы. В одном из матчей мне удалось забить пять мячей, что стало молдавским рекордом. Никакого приза за это, правда, не вручили – да к тому же на тот момент я уже знал, что уйду из «Шерифа».


- Вы как-то признались, что ваш любимый футболист – Андрей Шевченко. Почему именно он?

– Я обратил на него внимание еще в киевском «Динамо», но моим идолом он стал, когда заиграл в «Милане» и получил «Золотой мяч». Смотрел на него, как на героя. Шевченко дал мне стимул в карьере: думал, если он смог, то может получиться и у меня. Когда «Шериф» играл с «Динамо» в Лиге Европы, я мечтал заполучить футболку Андрея, но в первой игре с ним договорился поменяться майками 40-летний Важа Тархнишвили, легенда молдавского футбола, а во второй меня опередил Вилфред Балима. Когда я подошел к Андрею, одну майку он уже бросил на трибуны, а вторую пообещал Балиме. Но дело не в майке, а в том, что я сыграл против него и мы даже выиграли – 2:0.


- Насколько тяжело было решиться на переезд из Европы в Сибирь?

– Я шел на риск – у меня не было особого представления ни о ФНЛ, ни о Красноярске. Но когда я приехал в «Енисей», оказалось, что там крутой коллектив, я начал играть и забивать. Мы постоянно встречались семьями, отмечали вместе все дни рождения. Ребята говорили, что мне повезло, потому что для российских клубов такое единство – редкость. Единственной проблемой был часовой пояс: я не спал ночами плюс постоянные перелеты. А в последнее время я не мог забить – это очень давило психологически. Захотелось найти что-то другое и двинуться дальше.


- Ваши зарплаты в «Енисее» и «Торпедо Москва» сопоставимы с тем, что зарабатывали раньше – в высших дивизионах?

– Зарплаты ФНЛ – вполне приличны по европейским меркам. Не уступают тем, что есть в высших лигах Словакии, Чехии, Словении.


- Где поселились в Москве?

– Я живу на «Автозаводской». Специально выбрал этот район – он наш, торпедовский, пропитан торпедовским духом, атмосферой. Почти все свободное время провожу здесь. Рядом с домом есть итальянский ресторан – где можно спокойно посидеть, послушать итальянскую музыку.


- Торпедовец Никита Безлихотнов проходит сейчас кастинг в ЦСКА. Успели узнать его за полгода игры на Восточной?

– Мы с Никитой сразу нашли общий язык. Он мой товарищ по духу, у нас есть какая-то связь. Даже статистика это подтверждает – посмотрите, сколько голевых передач мы друг другу отдали. Никита – очень перспективный футболист. Думаю, ЦСКА выиграет, если подпишет его.


- Кто в «Торпедо Москва» отвечает за розыгрыши?

– Я стараюсь быть душой компании. Недавно сфотографировал футболистов после отпуска – сделал всех полными и выложил в соцсети. Игроки ведь часто возвращаются с лишним весом – вот и решил так пошутить.


- Вы уже не выступаете в клубах, но музыкой заниматься продолжаете?

– Я учусь играть на гитаре, но из-за сборов взял паузу. Считаю, каждый человек должен освоить хотя бы один инструмент. В «Енисее» мы очень сдружились с Андреем Синицыным, который сейчас играет в «Краснодаре»: полтора года нас селили в одном гостиничном номере, вместе сидели в самолетах. Тоже очень музыкальный парень.


- Куда первым делом идете в интернете?

– Сначала твиттер, там вижу все – и спортивные, и музыкальные новости, а дальше уже иду по ссылкам. Очень необычен и интересен Sports.ru, мне нравится – честно, не потому, что мы сидим сейчас с вами. «Спорт-Экспресс» немного другой, но его тоже просматриваю. В GQ Russia читаю о моде.


- Если включаете телевизор, то ради чего?

– Те же каналы, что и в России, есть и в Латвии. Смотрю в основном российские новости, так как живу в Москве и интересуюсь здешней жизнью, и «Вечернего Урганта». Вообще из всего русского шоу-бизнеса я для себя выделяю только Ивана Урганта – за манеру общения, поведения, внешний вид.


– Где любите проводить отпуск?

– Для меня стал открытием мексиканский Канкун. Я не любитель ездить в города, где уже бывал, но Канкун – единственное место, куда хочется вернуться. Съездили туда год назад: море, пляж, еда – отдыхаешь, как угодно, хочешь пассивно, хочешь активно.


- Многие москвичи принципиально не покупают здесь одежду и ездят за ней в Европу. Вы из таких?

– В Москве полно магазинов – с самыми разными ценами. Иногда приобретаю что-нибудь. Бывает, летим с семьей на выходные в Милан, гуляем и я покупаю какую-то одежду – но только ради шопинга я туда не летаю. Бешеные деньги за одежду никогда не плачу. На нее можно тратить совсем немного и при этом одеваться красиво и со вкусом. Вот аксессуары – другое дело. Я считаю, это очень важно для мужчины: обувь, часы.


- Раньше самым стильным футболистом России считался украинец Левченко, теперь – латыш Гаурачс. В этом ведь есть какая-то закономерность?

– Да, я вижу, что русских футболистов очень много критикуют за манеру одеваться. Хотя у них достаточно финансов, они много путешествуют, имеют возможность покупать красивую одежду, но не делают этого. Про Евгения Левченко я читал, слежу за ним в твиттере. Очень интересная личность, мне нравится, как он одевается. Лично я не прикладываю никаких особых усилий. Для меня это естественно. Просто у меня есть свой вкус, которого я придерживаюсь. Если это кому-то нравится – замечательно.


 

Денис РОМАНЦОВ

Sports.Ru


Фото - Евгения ЩУКИНА



intraros logo zil  LEGEA  Vorgol

© Футбольный клуб "Торпедо" Москва, 1924 - 2017

Мы болеем за черно-белых — Дизайн студия Di-project

115280, Москва, улица Автозаводская, дом 23, к. 15

+7-495-620-4504

fctorpedomoscow@mail.ru